Частные собственники государственных активов

Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2020 г. N 417 «Об утверждении Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями» «режим повышенной готовности» (РПГ) был уравнен с «чрезвычайной ситуацией» (ЧС) в правовых последствиях для граждан и организаций различных юридических форм образования. Государство, в том числе с целью предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции, наложило жесткие обязательства на население с одной стороны, а с другой приступило к мобилизации профильных и непрофильных государственных активов, финансовых инструментов и материальных ресурсов, в том числе посредством издания подзаконных федеральных и региональных актов. Ответственность за издание и исполнение региональных правовых документов была возложена Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным на глав регионов персонально.

Ситуация с пандемией COVID-19 абсолютно новая не только для России, но и для всего мира. На фоне всеобщего изначального хаоса приходилось принимать непопулярные решения; руководители регионов складывали с себя полномочия, уходя от ответственности; многие указы и постановления вызывали недоумение; многомиллиардное финансирование странных проектов по всей стране в период РПГ – раздражение у граждан.

Однако в этой непростой ситуации уже 13 апреля 2020 года главным санитарным врачом по городу Санкт-Петербургу Н.С. Башкетовой издается Постановление №7 «О проведении дополнительных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий по недопущению распространения новой коронавирусной инфекции, вызванной COVID-19 в учреждениях социальной защиты населения в городе Санкт-Петербурге». Фактически в один документ были сведены уникальные правила поведения физических лиц и организаций в период пандемии, в том числе в части утилизации биологических отходов медицины и ветеринарии.

Постановление №7 – документ живой. Его положения основаны на статьях действующих Федеральных законов, но что самое главное – на анализе существующих активов государственных стратегических предприятий, способных данное Постановление претворять в жизнь оперативно.

Согласно п. 3.4. и п. 3.5. Постановления №7 от 13.04.2020 хранение и транспортирование необеззараженных отходов не допускается, и обеспечивается ежедневный вывоз обеззараженных отходов для утилизации с последующим сжиганием.

И вот тут в Санкт-Петербурге начались проблемы…

Из истории.

31 октября 2012 года Комитетом по управлению городским имуществом как единственным акционером, за подписью заместителя председателя Комитета В.А.Филановского, утвержден новый Устав Открытого Акционерного Общества «Производственно-технический центр «Спецтранс» с уставным капиталом чуть более ста двенадцати миллионов рублей. Среди целей создания ОАО «ПТЦ «Спецтранс» была заявлена разработка и освоение новых эффективных материалов, технологий и оборудования в области сбора, удаления, утилизации, уничтожения и обезвреживания твердых бытовых отходов, биологических отходов, медицинских отходов, отходов механизированной уборки и санитарной очистки территорий. Оборудование ОАО «ПТЦ «Спецтранс» на тот момент было способно перерабатывать до 400 тонн в месяц опасных медицинских и прочих биологических отходов, закрывая все потребности города.

Таким образом, уже в 2015 году Санкт-Петербург был полностью готов к исполнению будущих Постановлений главного санитарного врача, в том числе и по никому не известной тогда пандемии новой коронавирусной инфекции. Успешно действующее подразделение ОАО ПТЦ «Спецтранс» с собственными лабораториями и научно-производственной базой, полностью находилось (и находится) под сто процентным контролем Администрации Санкт-Петербурга через Комитет имущественных отношений СПб, то есть государственное, гарантированно и без дополнительных инвестиций исполняющее стратегические задачи обеспечения безопасности жизнедеятельности населения.

В этом же году у ОАО «ПТЦ «Спецтранс», по непонятному стечению обстоятельств, начались серьезные финансовые трудности. После назначения вице-губернатором Н.Л. Бондаренко, государственные контракты города по утилизации биологических и прочих медицинских отходов стали исполняться частными компаниями, началось перераспределение бюджетных средств от государственной организации в частные руки. То, ради чего создавалось стратегическое для Санкт-Петербурга предприятие, стало терять всякий смысл, а оно само переведено на самоокупаемость с требованиями постоянных отчетов, бизнес-планов и выплат дивидендов учредителям. Менее чем за два года задолженность некогда флагмана по переработке биологических отходов перед бюджетами достигла рекордных тридцати четырех миллионов рублей, и Администрацией была начата первая процедура банкротства.

Сама процедура банкротства прошла в лучших традициях девяностых годов. Очень быстро нашелся покупатель из Москвы на непрофильные активы ОАО «ПТЦ «Спецтранс» — детский оздоровительный лагерь в Рощино Выборгского района Ленинградской области. При кадастровой стоимости почти в сто восемьдесят миллионов рублей, участок в лесном массиве на берегу реки «ушел» за искомые тридцать четыре миллиона. Сегодня эти земли можно увидеть целиком и отдельными частями в открытой продаже под ИЖС в несколько раз дороже на известных сетевых ресурсах недвижимости. Из этих средств ни копейки денег не поступило на счета ОАО «ПТЦ «Спецтранс». Так или иначе, первая волна банкротства была погашена городской Администрацией самой себе, скорее всего без учета санитарно-эпидемиологического благополучия Санкт-Петербурга.

Ситуация усугубилась и тем, что ОАО «ПТЦ «Спецтранс» было лишено любой возможности участвовать в конкурсах и прочих сделках государства по оказанию услуг. Сделано это было цинично и без эмоций.

Как известно, чтобы быть поставщиком услуг по утилизации биологических отходов медучреждений, предприятие должно попасть в два «загадочных» рекомендательных списка. Первый список формируется Комитетом по здравоохранению, что, в принципе, логично. Второй список исходит от аппарата вице-губернатора по взаимодействию с районными администрациями, который возглавляет все тот же господин Бондаренко. Ни в тот, ни в другой список ОАО «ПТЦ «Спецтранс» не попал с соответствующими последствиями – учреждения здравоохранения Санкт-Петербурга стали в массовом порядке отказываться от сотрудничества с не попавшим по условиям государственных закупок в список ОАО «ПТЦ «Спецтранс».

Администрация Санкт-Петербурга продолжила методично уничтожать собственное предприятие и фактически выводить его на вторую волну банкротства, поскольку брать с него еще есть чего. Это и участок земли в несколько гектаров в промышленной зоне по Глухоозерскому шоссе в десяти минутах езды от станции метро пл. Александра Невского, и причал на берегу Невы в этом же районе, и уникальное оборудование по утилизации биологических отходов, аналогов которому в городе нет. Кому достанется это оборудование и недвижимость, гадать тоже не приходится.

Последствия такого административного «управления» не заставили себя долго ждать. Вскоре в Северной столице разразился грандиозный скандал вокруг некоей частной компании с уставным капиталом в десять тысяч рублей, но с госконтрактами в десятки миллионов, которая в одночасье стала лидером по приему и утилизации хирургических отходов и медицинских препаратов, вплоть до тары из-под анализов, просроченных медикаментов и одноразовых шприцев. В процесс были вовлечены крупнейшие медицинские учреждения Санкт-Петербурга – Боткинская больница, Центр Алмазова, районные туберкулезные диспансеры, больницы и поликлиники города. Сотни тонн медицинских отходов разъезжались в неизвестных направлениях в странные печи и на непонятные полигоны по большей части в Ленобласти, а иногда и попросту оказывались под открытым небом в лесополосе.

За несколько последних лет была разрушена выстроенная годами внятная и понятная система контроля за сбором, учетом и утилизацией медицинских препаратов, хирургических отходов, медицинского оборудования, просроченных медикаментов, прочих опасных отходов медучреждений и ветеринарии.

Общественными организациями, журналистами и экологами было выявлено, что опасные медицинские отходы некоторых групп не уничтожаются вовсе, а каким-то образом попадают во вторичный оборот. Например, те же одноразовые шприцы, изготовленные из первичного медицинского полипропилена и штофов из полиэтилена низкого давления (могут быть другие комбинации) до места утилизации не доезжают, а скупаются переработчиками вторичных материалов, а затем уже в виде дробленого сырья активно продаются на различных торговых интернет-площадках и пользуются небывалым спросом, не прекращающимся и в период нынешней пандемии. Здесь же и капельницы с одноразовой тарой и посудой после пациентов, в том числе с вирусными заболеваниями, ВИЧ, СПИД, туберкулезом, гепатитом…

Во всем этом наблюдаются и признаки расточительства бюджетных средств в области закупок услуг по утилизации отходов медучреждений и ветеринарии. В них участвуют организации, зачастую не имеющие реального оборудования, а стоимость услуг занижается настолько, что исполнить контракт за эти деньги невозможно даже теоретически. Это влечет за собой дальнейшее увеличение контрактов по внеконкурсным процедурам, попросту – личным служебным запискам.

Под вопросом и санитарно-эпидемиологическая обстановка в Ленинградской области, куда бесконтрольно вывозятся отходы из Санкт-Петербурга. Судя по реальным объемам образуемых отходов медучреждений и ветеринарии и по данным госконтрактов – утилизируется как положено чуть более десяти процентов от их общей массы. Куда девается остальное? Ответ есть, но почему-то прокуратура не обращает на это внимания, и все проверки заканчиваются выставлением незначительных штрафов нарушителям.

Введение в заблуждение главы Санкт-Петербурга профильными государственными служащими в части готовности города к решению санитарно-эпидемиологических задач в периоды эпидемий и пандемий стало нормой.

Сколько предприятий с государственным участием за последние годы превращены в убыточные активы Санкт-Петербурга в угоду личных интересов чиновников, остается только догадываться. По имеющейся информации, это не только сфера услуг благоустройства, медицины и ветеринарии, но и питания, в том числе школьного и дошкольного. Оборот денежных средств в этих отраслях давно уже измеряется ежегодно миллиардами бюджетных средств, и, конечно же, проносить такие деньги мимо личного кармана как-то даже неприлично. По крайней мере, сегодня, в этом бизнесе не осталось практически ни одного государственного предприятия, в основном частные и аффилированные с государственными служащими.

Государство — неэффективный собственник, или желание чиновников за государственный счет создать подконтрольные частные структуры на базе некогда успешных госпредприятий преобладает над здравым смыслом в части обеспечения безопасности жизнедеятельности населения? И, кто из чиновников Смольного понесет ответственность за бездарное управление городским имуществом и распродажу государственных стратегических предприятий (и доведения их до банкротства) третьим лицам?

Расследования журналистов «Статья 42»

2+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *